Вход | Регистрация
  Алпанские языки Лезгинский Табасаранский Агульский Рутульский Цахурский Крызский Будухский Арчинский Удинский Хиналугский  
Главная » Статьи » Культура
Ручное ковроделие



В системе ценностей культуры народное и декоративно-прикладное искусство Дагестана занимают одно из центральных мест, так как произведения народных мастеров отражают веками сложившиеся художественные традиции и опыт народа, его мировоззрение, мировосприятие и сохраняют непрерывную связь поколений. В создании материальной культуры горцев были задействованы различные виды художественных ремесел: ткачество, вышивка, золотое шитье, узорное вязание, выделка кожи и войлока, гончарное, бронзолитейное и медно-чеканное дело, оружейное и ювелирное производство, резьба по дереву, камню и т.п.

Художественные произведения народных мастеров отличаются многообразием форм и богатством орнаментальных композиций с ярко выраженными стилистическими и национальными чертами искусства народов Дагестана.

Сегодня стало очевидным, что богатое наследие народного искусства, основанное на вековых традициях, является неотъемлемой частью этнохудожественной культуры народов Дагестана.

Исторически так сложилось, что наиболее распространенным и одним из древнейших видов декоративно-прикладного искусства Дагестана является ручное ковроткачество. На территории республики нет такого уголка, где бы не ткали различные виды ковровых изделий. Но особенно прославились мастерством исполнения, красотой узоров и цветовых сочетаний высокохудожественные ворсовые и безворсовые ковры лезгинских и табасаранских мастериц. Искусство ковроделия в Дагестане складывалось на протяжении многих веков. Сведения ученых-исследователей и результаты археологических раскопок показывают, что жители Дагестана еще в эпоху бронзы занимались прядением и ткачеством.

В XII в. Дагестан превращается в важнейший центр экономики, торговли и художественной культуры Кавказа. Торговые связи со странами Переднего Востока и Средней Азии способствовали появлению ковровых изделий культового назначения (намазлыки, молитвенные коврики). Дербент, который в тот период был крупным торговым городом на Каспии, славился красками, добываемыми из трав, кустарников, которыми окрашивали шерстяные нитки. Здесь получило широкое распространение выращивание естественного красителя - марены. Развитие женских художественных ремесел, связанных с ковровым производством, получило распространение на всей территории Дагестана. Этому также способствовало и наличие сырья, и избыток свободных рук. После многих веков развития этого вида искусства, уже в XIX в., по мнению ученых-исследователей, сформировались самобытные центры ковроткачества среди лезгин, табасаранцев, аварцев, даргинцев, кумыков, лакцев, сосредоточенные в Южном, Центральном и Северном Дагестане.

Итак, среди лезгин ковроткачество было распространено в селениях Кюринского и Самурского округов: Ахты, Микрах, Магарамкент, Имамкуликент, Курах, Кабир, Касумкент, Ашага-Стал, Орта-Стал, Юхари-Стал, Куг, Чиликар, Куркент и др. Среди табасаранцев селения: Хучни, Аркит, Ерси, Хив, Кандык, Межгюль, Ляхля и др. Ворсовые и особенно безворсовые ковры производились и в селениях горной Аварии: Хунзах, Тлярата, Кутлаб, Батлаич, Цада, Харахи, Карата, Гергебиль, Гоцатль. В даргинских селениях в основном производились войлочные ковры и шерстяные паласы (Леваши, Гасанкент, Верхние Мулебки и др.) В кумыкских селениях Буглен, Верхнее и Нижнее Казанище наиболее развито было производство войлочных ковров «арбабаш».

Узорчатые шерстяные паласы, двусторонние паласы «дум» также вырабатывались кумыкскими мастерицами в селениях Каякент, Гели, Дургели, Параул. В лакских селениях Балхар, Кумух, Кули особенно были развиты узорчатые гладкие паласы. В районах Южного и горного Дагестана также было распространено изготовление малых ковровых изделий. Это хурджины, наседельники, переметные сумы «топраки» и оригинальные вязаные чулки и обувь.

Ковровое искусство дагестанских народов многообразно и богато. По характеру узоров и технике исполнения все ковры можно разделить на три основные группы: ворсовые, безворсовые и войлочные.

Оригинальны и не похожи друг на друга такие композиции ворсовых ковров как «Сафар», «Ахты», «Микрах», «Патнуси», «Будулай фурар», «Дербент», «Гасан-Кала», «Табасаран», «Ерси», «Хив», «Рутул», «Тлярата» и др. Каждый из этих типов ворсовых композиций строится на художественных особенностях определенных орнаментальных мотивов и соответствующей цветовой гаммы.

В традиционных мотивах ворсовых ковров мы встречаем геометризированные изображения растений, животных, человека, орудий труда. Все эти узоры - многообразный мир символов - язык коврового искусства, посредством которого народные мастерицы отображают окружающий мир, природу, передают свои чувства, настроения. Изображение на коврах фигур животных и людей имело раньше магический смысл, связанный с древними культами и обрядами. Но постепенно он утратился, и узоры стали носить лишь декоративный характер.

Следует отметить, что все типы ворсовых ковров, независимо от характера рисунка, строятся по единому композиционному принципу, т.е. ковер состоит из центрального поля и бордюра - двух основных компонентов. Это придает композиции замкнутость, где полосы каймы (бордюр) ограничивают со всех сторон центральную часть ковра. Удачное решение композиции ковра прежде всего зависит от правильного взаимодействия орнаментального рисунка и подбора гармоничных цветовых сочетаний.

По своему характеру орнамент ковровой композиции можно разделить на: центрический (для центральных крупных фигур - медальонов); фоновой (заполняющий свободные от крупных фигур места центрального поля); каймовый (ленточный) для заполнения бордюра. Орнаментальное искусство ворсовых ковров слагается из простых форм геометрических мотивов (прямые, зигзагообразные линии, треугольники, ромбы, многоугольники, спирали, крестики и т.д.), геометризированных растительных мотивов (листья, цветы, колючки и т.д.), зооморфных мотивов (собачки, лошадки, птицы, козлики и т.д.), антропоморфных мотивов (фигурки человека, отдельные части фигуры: глаз, рука, усы) и геометризированные формы небесных светил, предметов (звездочка, луна, солнце, вода, снег, земля, меч, лампа, сани и т.д.).

Многие элементы коврового орнамента имели конкретные названия, которые исходили из соответствия содержанию «яру бубу» - «цветок мака», «гъед» - «звезда», «гъил» - «рука» и др. Или от сходства с реальной действительностью «кацин пац» - «кошкин след», «мекер» - «чубчик», «кIирер» - «крючкообразный», «хаш» - «крест» и др. А некоторые мотивы назывались в зависимости от места расположения узора на ковре («юкьван фур» - «центральный медальон», «къерехъ» - «кайма») или даже от цвета («цIару къерехъ» - «пестрый край», «чIулав къерехъ» - «черный край»).

Цветовое решение ворсовых ковров является одним из ведущих компонентов композиции, где на фоне традиционного синего или вишнево-красного цвета располагался узор от 7 до 24 цветов и оттенков. Цветовая гармония ковровой композиции достигалась путем создания равновесия ярких и темных пятен, крупных и мелких деталей форм узора, на сочетания тепло-холодности. Особую выразительность, силу и звонкость основному цвету в узорах придает контурная линия черного или другого цвета.

В отличие от ворсовых ковров с традиционными узорами с 50-х годов ХХ века в ковровых композициях появились и новые изобразительные мотивы. Специалисты по-разному относятся к этому новшеству. Ворсовые ковры с тематическими композициями очень сложны в исполнении, и решить это под силу только опытным мастерам и художникам. Например, А.А.Мурадханов создал композицию «Воин-освободитель» (1975г.). Удачным является ковер, посвященный памяти талантливой мастерицы и организатора коврового дела Хадижат Султановой (автор С.П.Смирнова). Сдержанная гамма цветов, мягкий колорит ковра, плавный рисунок орнамента - все это гармонично сочетается с портретом мастерицы.

Другая работа С.П.Смирновой - ковер «Дербентская свадьба» построена на использовании цвета, условно-декоративных, орнаментальных элементов и умелом применении изобразительных мотивов в ковровых композициях.

Безворсовые ковры - это великолепные лезгинские гладкие ковры «сумахи», аварские «давагины», кумыкские «думы», табасаранские и лакские «паласы» и многочисленные ковровые изделия небольших размеров: хурджины, чувалы, ленты для кувшинов.

Прекрасными образцами безворсовых ковров мастериц Южного Дагестана являются гладкие односторонние ковры - «сумахи». По мнению исследователей, название этого ковра происходит от одноименного селения Шемахи в Северном Азербайджане. Между тем лезгины эти ковры называют по-другому - «гам» (множественное «гамар»).

«Сумахи», как и ворсовые ковры, имеют утилитарное назначение и художественные особенности, которые иногда и превосходят последних. Особенность этих ковровых изделий - довольно большой размер, широкое использование в быту, в основном для покрытия пола, так как он мягок из-за подковрового слоя длинных шерстяных ниток, которые образуются благодаря технике плетения. Обычно «сумахи» ткут горизонтальными рядами стежков, переплетенных с нитками основы, а концы пряжи длиной около 10-12 см выпускаются с изнанки ковра.

Композиция «сумахов», как и ворсовых ковров, состоит из центральной части и бордюра. Обычно центральное поле занимают несколько основных медальонов с узкими просветами фона, которые заполняются редкими мелкими узорами. Медальоны бывают в основном ромбовидной ступенчато-образной формы, хотя встречаются и других очертаний. Вся центральная часть ковра замыкается бордюром, состоящим из ведущей широкой центральной каймы и сопутствующих вспомогательных полос. Традиционно широкая полоса бордюра решается более крупными однотипными элементами, разными по цвету, ритмически повторяющимися. Край ковра обычно завершается узором «кIекер» - «петушки», который образует динамичную замкнутую композицию.

Контурность и графичность геометризированного орнамента придают композиции «сумахов» строгий, сдержанный вид. Узорообразующие элементы «сумахов» имеют почти ту же основу, что и ворсовые ковры. Это геометрические формы (треугольники, ромбики, прямоугольники, квадратики, зигзагообразные фигурки, многоугольники и т.д.), стилизованные растительные мотивы (стебли, цветы, листья и т.д.). Кроме этого, встречались схематичные изобразительные мотивы (кони, горные туры, всадники, фигурки людей, птицы). В узорах «сумахов» встречаются также мотивы, характерные другим видам народного искусства: S-образные узоры, кресты, меандр, звездочки и др.

Как и в ворсовых коврах элементы узора «сумахов» имеют свои названия, в некоторых из них с трудом можно угадать сходство с реальной действительностью: «куьлегар» - «замок», «цацар цуьк» - «цветок колючки», «чапрасар» - «косые», «кIирер» - «крючки», «кIекер» - «петушки», «цIапурар» - «лопасти» и др.

Цветовое решение «сумахов» старинного образца включало около 24 цветов и оттенков, где преобладали теплые цвета: красно-коричневые, охристо-золотистые. Общая цветовая гамма решалась в сдержанных тонах. А в современных коврах преобладает колорит холодных сине-голубых тонов в сочетании с красно-коричневыми, вишнево-красными и красными цветами. Традиционными для «сумахов» являются темно-красный, темно-синий цвета фона.

Безворсовые двусторонние ковры «давагины» изготавливают в аварских селениях. Характерным для них является использование большого количества свободного поля синего или темно-голубого цвета, на котором строится сложный симметричный орнамент «рукзал». Эти ковры декоративны и прекрасно дополняют интерьер жилища горцев. Композиционное решение ковра имеет, как и у других ковровых изделий, центральную часть, которая компонуется из нескольких медальонов. От этих медальонов в разные стороны ответвляются многочисленные отростки, очень похожие на длинные вытянутые шеи птиц с завершением в виде треугольника. Вся центральная часть окаймляется широким фризом с геометрическим орнаментом. Цветовое решение «давагинов» также отличается своей лаконичностью использования темно-голубого и синего цветов фона, красного, черного, желтого - для узора, который имеет окантовку другого цвета. Встречаются «давагины» и с другими композиционными решениями центральной части ковра и бордюра. Но в любом случае отличительными особенностями декора остается наличие свободного фона при монументальной форме узора, построенного на композиционных и цветовых отношениях.

Сходны по орнаменту с «давагинами» и циновки из болотной осоки, которые называются «чибта». Орнамент обычно обозначен шерстяными нитками бордового, оранжевого цветов и имеет черный контур, что хорошо гармонирует с золотисто-желтым фоном ковра. Узор состоит из крупных геометризированных форм, расположенных симметрично.

Узорообразуюшие элементы имеют формы треугольников, рогообразные мотивы с отростками, зигзагообразные линии с дополнительными ступенчатыми формами.

Не менее интересными являются и ковры «чули», которые выполняются в технике «паласная», имеют центральную часть основного поля ковра и бордюр с двумя-тремя полосками каймы. Центральная часть ковра, построенная на контрастном сочетании темного фона и светлых ромбовидных медальонов, окаймляется бордюром из широкой и узких полос. Орнаментальное и цветовое решение бордюра ковра перекликается с центральным полем, что и создает равновесие цветовых и орнаментальных масс всей композиции ковра.

К традиционным видам безворсовых ковров относятся и замечательные ковры «дум» кумыкских мастериц. Как отмечает большой знаток, исследователь дагестанских безворсовых ковров Э.Н.Ташлицкая, кумыкский ковер «дум» имеет много вариантов композиционного строения, и название типов ковра складывалось в зависимости от того, где их производили (Казанищенский оюв, Кумторкалинский оюв, Какашуринский оюв, Каякентский оюв и др.).

Типичным является для многих ковров «дум» такое композиционное решение: наличие каймы из 1-3 полос и центральной части. Решение центрального поля отличается от сумахов тем, что здесь используются крупные орнаментальные формы (медальоны) с большим количеством свободного фона. Цветовое решение «думов» такое же, как и других ковров Дагестана, т.е. красно-синее. При этом используются различные оттенки, где преобладают терракотовые - для красного цвета, а для синего - более мягкие тона.

Наиболее излюбленный тип ковра «дум» у кумыков является ковер с рисунком «наху оюв» (свадебный). Центральное поле заполняется несколькими рядами (2-4) фигур с большим количеством свободного фона. А кайма состоит из одной широкой и двух небольших подкаемных полосок. Такая композиция ковра строится на красно-коричневом фоне, где рядами расположены крупные синие медальоны с очертаниями сложного рисунка. Красный фон ковра хорошо сочетается с коричневой каймой.

Своеобразный тип какашуринских ковров отличается по рисунку от других. Здесь центральное поле строится из крупных медальонов, получивших название «паннуз оюв» (поднос). Все это заключается трехполосной каймой, где одна из полос является широкой (ведущей), а две другие - вспомогательными. По своему рисунку узоров и форм медальонов этот тип ковра напоминает мотивы южнодагестанских безворсовых ковров.

Завершают группу безворсовых ковров паласы (простые и узорчатые). Узорчатые паласы изготовлялись лезгинскими, табасаранскими, лакскими, кумыкскими, аварскими и даргинскими мастерицами. Эти изделия имели разнообразные вариации композиционной трактовки. Здесь встречаются композиции, состоящие из нескольких широких орнаментальных фризов (полос), которые обрамляются более узкими полосами с мелким узором. А узор широких полос строится из крупных медальонов трапециевидных форм, поверхность которых разрабатывается с помощью различных геометрических элементов: треугольников, крестиков, ромбиков. Цветовое решение всей композиции строится на ритмическом сочетании гармоничных цветов: белого, черного, оттенков красного, коричневого, оранжевого, фиолетового и др.

В группу дагестанских безворсовых ковров также входят паласы, которые изготовлялись из конопли, хлопка, шерсти и служили в быту для покрытия пола, в качестве подстилки для сушки на них зерна, кукурузы и т.д. Декоративное решение этих паласов было самым несложным. Оно состояло из простых ритмично чередующихся цветных полос разной ширины, которые располагались либо горизонтально, либо вертикально. Так, паласы с вертикальным композиционным решением известны, как балхарские. У каждого народа такие паласы имели и свои названия, например, у лезгин - «рух», табасаранцев - «бархал», аварцев - «турут», даргинцев - «чIанкIа», кумыков - «тюз».

Кроме подобных паласов, мастерицы ткали и орнаментированные узорами паласы с различными геометрическими элементами (треугольники, квадратики, ромбики, крестики, зигзагообразные и крючкообразные), с помощью которых образовывались фигурки, заполняющие полосы. Чередование таких полос с использованием цвета создавало ритмическую композицию узора ковра-паласа. Благодаря насыщенности узорных мотивов и цветового колорита, мастерицы достигали красоты всей композиции. Эти ковры-паласы имели сходство используемых элементов и своеобразное различие орнаментальных композиций у каждого народа, что придавало паласам свою оригинальность и самобытность.

Многие элементы узорчатых паласов имели и свои названия. Например, кумыкский ковровый узор: «ильме» - «полосы», «къайчы» - «ножницы», «чермелер» - «бочки», «адамлар» - «люди», «къарлыгач» - «ласточка», «канзилер» - «ступеньки», «ятгъан» - «лестница» и др.

Узорчатые паласы также имели свои названия у дагестанских народов, например: «хайма» (лезг.); «кюмес» (таб.); «килим» (лак.); «джугъарай» (кум.).

Изготовлением войлочных ковров в основном занимались аварцы, лакцы, даргинцы, кумыки и ногайцы. Широко известны прорезные узорные войлочные ковры «арбабаш». Они изготовляются из нескольких войлоков, окрашенных в различные цвета: черный, белый, красный, зеленый, синий. Войлок накладывается один на другой, и по заранее намеченному орнаменту вырезается узор. Затем вырезные узоры вшиваются в войлок другого цвета, и в конечном счете получается несколько арбабашей с одинаковым рисунком, но разных по цвету. Шов между узорами закрывается белой тесьмой. Узор таких ковров имеет основу стилизованного растительного орнамента, который строится на контрастном сочетании цвета фона и узора, усиливающегося от белой контурной линии тесьмы.

Ногайские войлочные ковры «кийиз» в чем-то схожи, но в то же время и отличаются. Например, нет аппликационной техники нанесения узора, как в коврах «арбабаш», хотя в этой технике продолжают украшать небольшие изделия быта и женской одежды (тюбетейки, кисеты, сумочки и т.д.). Самой отличительной особенностью декорирования ногайских войлочных ковров является прием нанесения орнамента узора с помощью цветного шнура в технике пристегивания. В отличие от силуэтного узора «арбабашей», здесь получается контурный рисунок, который контрастно читается на фоне ковра.

Узоры ногайских войлочных ковров подразделяются на: геометрические, растительные, зооморфные и предметные. Графическое изображение элементов орнамента встречается от самых простых (черточки, линии) и до более сложных («ласточкин узор», «узор куриный», «голова куклы» и др.). Характер в основном округлых, плавных орнаментальных линий продиктован спецификой техники исполнения узора, путем выкладывания. Излюбленные мотивы ногайских мастериц - это рогообразные, с отростками, S-образные, крестообразные и геометрические фигуры.

Цветовое решение войлочных ковров основывается на контрасте фона (белый, серый, коричневый, черный) и цвета шнура или тесьмы (голубой, оранжевый, желтый, малиновый, белый, черный), которым выкладывается узор. В отличие от «арбабашей», композиция ногайских ковров строится с преобладающей ролью каймового узора, который состоит из нескольких полос с симметричными одноосными фигурами. Центральное поле занимает в композиции значительно малое место, и узор строится из фигур одноосного мотива по зеркальному принципу или рядами, расположенными по двум основаниям бордюра по длинной стороне.

Все ковровые изделия народов Дагестана широко используются в быту и оригинально выглядят в украшении интерьеров. Орнамент и колорит ковровых изделий отражают особенности национальной культуры, быта, окружающей природы через восприятие мастерицы.

Итак, ковроделие возникло как форма трудовой деятельности, но со временем превратилось в один из ярких видов декоративно-прикладного искусства Дагестана. Высокохудожественные самобытные и многообразные ковры Страны гор многократно экспонировались на всемирных выставках и ярмарках различных государств (Турция, Иран, Венгрия, ФРГ, Мексика, Австралия, Индия, Румыния, Испания, Япония, Болгария, Англия, Канада и др.).

Однако, начиная с 90-х годов ХХ века почти все ковровые фабрики, цеха и артели прекратили свою работу из-за сложившихся экономических трудностей. Начиная с 2000 года частично идет возрождение производства ковров в Хивском, Табасаранском районах, г. Огни и на некоторых частных предприятиях. Эти положительные тенденции, к сожалению, не способны кардинальному решению проблемы сохранения коврового искусства в Республике.

М.М. Байрамбеков
доктор педагогических наук, заслуженный работник культуры Республики Дагестан

*****

Ковроделие в Южном Лезгистане

В системе ценностей культуры народное и декоративно-прикладное искусство Лезгистана занимают одно из центральных мест, так как произведения народных мастеров отражают веками сложившиеся художественные традиции и опыт народа, его мировоззрение, мировосприятие и сохраняют непрерывную связь поколений.

В создании материальной культуры лезгин были задействованы различные виды художественных ремесел: ткачество, вышивка, золотое шитье, узорное вязание, выделка кожи и войлока, гончарное, бронзолитейное и медно-чеканное дело, оружейное и ювелирное производство, резьба по дереву, камню и т.д. Художественные произведения народных мастеров отличаются многообразием форм и богатством орнаментальных композиций с ярко выраженными стилистическими и национальными чертами искусства лезгинских народов.

Сегодня стало очевидным, что богатое наследие лезгинского народного искусства - ковроделие, основанное на вековых традициях, стало неотъемлемой частью этнохудожественной культуры народов Закавказья. В свою очередь ковроделие – старинный народный художественный промысел. Существующий с древнейший времён, еще с тех пор, как человек научился вырабатывать пряжу и ткани из волокнистых материалов. О древности культуры ковроткачества свидетельствуют памятники глубокой старины – записи историков и географов, ковры, хранящиеся в музеях, коллекциях, а также в художественных фондах.

Ковроделие Южного Лезгистана (Северо-Восточный Азербайджан) занимает особое место в истории национальной культуры лезгинского народа. С древнейших времён ковры применялись в обстановке жилища человека и были излюбленным бытовым украшением благодаря своим художественным качествам, ворсистые и безворсные ковры, украшенные различными узорами и изображениями, использовались для украшения стен и мощения полов в землянках, палатках, юртах, а также жилых домах и других строениях, представляя большое эстетическое значение.

По дошедшим до нас литературным источникам, изготовление ворсовых ковров было широко развито в Средней Азии и Китае. Самый старинный ворсовый ковёр был найден профессором Руденко в 1949 году в Алтае при раскопках 5 Пазарыкского кургана, данный ковёр датируется (V в. до н.э.) Не смотря на то, что ковёр пролежал около 2500 лет во льдах, он оказался почти не повреждённым и хранится в Государственном Эрмитаже в г. Санкт-Петербурге.

Ковроделием в этом регионе занимались еще в бронзовом веке (конец II – начало I тысячелетия до н.э.). В ходе археологических раскопок в Мингячевире из катакомбных захоронений, относящихся к I-III векам, обнаружены остатки паласов и ковров. О развитии ковроделия в Южном Лезгистане сообщают Геродот, Клавдий Элиан, Ксенофонт и другие античные историки. Следуя археологическим материалам и письменным источникам, можно говорить о том настолько древней историей обладает ковровое искусство Южного Лезгистана.

Ткань ковровых изделий была единственным материалом годным для предохранения жилища от резких колебаний температуры. Ковры служили для внутреннего убранства. Из ковровой ткани делались завеска входа. Ковром устилали пол; ковёр служил ложем. Особые коврики подстилались во время молитвы. Изделия из ковровой ткани – служили для украшения вьючных животных. Материалом для ковра служила шерсть, а красители доставляла окружающая природа. Так в обстановке натурального хозяйства возникло ковровое производство, которое, претерпев ряд видоизменений дожило до наших дней.

В эпоху Сасанидов (3 – 7 века) ковровое искусство Южного Лезгистана прошло путь дальнейшего развития, изготовлялись великолепные ковры из шелка, золотых и серебряных нитей. Начиная с 6 века н.э. в исторических и литературных памятниках о лезгинском ковре уже можно найти довольно обширные и ценные сведения, которые давали такие историки, как Моисей Каланкатуйский (VII век), арабские авторы Масуди, Табари, Аль-Мукаддаси, Ибн Хаукаль, Аль-Истахри (IX-X века), фламандский путешественник и монах Рубрук (XIII век) и венецианский путешественник Марко Поло (XIII век). Все эти люди безмерно восторгались красотой и красочностью лезгинских ковров.

Начиная с XIII века и на протяжении XIV века лезгинские ковры и различная ковровая продукция из Южного Лезгистана в большом количестве экспортировались в зарубежные страны.

Многие известные европейские художники на своих картинах изображали лезгинские ковры. К примеру, итальянский художник эпохи Возрождения Пинтуриккьо в «Сцене из жизни Энея» изобразил ковер «Гянджа-Газахской» зоны. Нидерландский художник XV века Ганс Мемлинг сразу в нескольких своих произведениях, в том числе в известном триптихе, посвященном Деве Марии, дал изображения лезгинских ковров.

Они также встречаются в картине немецкого художника Ганса Гольбейна «Послы» 16 века и на картине венецианского художника Карло Кривелли «Возвещение» XV века, что говорит о высокой репутации художественных достоинств этих ковров. Лезгинские ковры можно увидеть также на картине итальянского художника Антонелло да Мессина (XV век) – «Святой Себастьян», на фреске собора Санта Мария в городе Сиене («Свадьба Финдлинга») художника Доменико ди Бартоло, на картине Доменико Мороне – «Рождение святого Фомы».

Ковры из Южного Лезгистана начинают приобретать особую популярность в начале XIX века, когда территория Закавказья была присоединена к Российской империи. Ковры, произведенные в Баку, Гяндже, Ширване, Кубе, в огромном количестве продавались в соседних странах, экспонировались на различных выставках в России.

С конца XX века ковроткачество становится одной из ведущих отраслей экономики уже в современном Азербайджане. Во многих регионах искусство ковроткачества успешно развивается и в настоящее время. В городах Куба, Kусарy, Гянджа, до сих пор продолжают развивать древние традиции искусства ковроделия. На территории современного Азербайджана насчитывается свыше 20 крупных и средних ковроткацких комбинатов. Лезгинские ковры можно найти также в частных коллекциях в США, Германии, Франции, Турции, России, Италии, Австралии, Японии, Швеции, Норвегии, ЮАР.

По географической позиции, особенностям узоров, композиции, цветовому решению и техническим особенностям лезгинские ковры условно делятся на несколько школ: Кубинская, Бакинская, Ширванская, Гянджинская.

Отметим, лезгинские ковры по технике изготовления делятся на ворсистые и безворсные. Безворсные ковры связаны с ранним периодом развития ткацкого искусства. Немецкий искусствовед Г. Роп в разделе «Кавказские ковры» своей книги «Восточный ковер» доказывает, что кавказские ковры возникли раньше азиатских и что лучшими на Кавказе являются безворсные ковры – килимы. Безворсные ковры по стилю ткания, композиционной структуре, богатству орнамента и цветовому колориту делятся на несколько видов - Палас; Сумах.

В традиционных мотивах ворсовых ковров мы встречаем геометризированные изображения растений, животных, человека, орудий труда. Все эти узоры – многообразный мир символов – язык коврового искусства, посредством которого народные мастерицы отображают окружающий мир, природу, передают свои чувства, настроения. Изображение на коврах фигур животных и людей имело раньше магический смысл, связанный с древними культами и обрядами. Но постепенно он утратился, и узоры стали носить лишь декоративный характер.

Следует отметить, что все типы ворсовых ковров, независимо от характера рисунка, строятся по единому композиционному принципу, т.е. ковер состоит из центрального поля и бордюра – двух основных компонентов. Это придает композиции замкнутость, где полосы каймы (бордюр) ограничивают со всех сторон центральную часть ковра. Удачное решение композиции ковра, прежде всего, зависит от правильного взаимодействия орнаментального рисунка и подбора гармоничных цветовых сочетаний.

По своему характеру, орнамент ковровой композиции можно разделить на центрический (для центральных крупных фигур – медальонов); фоновой (заполняющий свободные от крупных фигур места центрального поля); каймовый (ленточный) для заполнения бордюра.

Орнаментальное искусство ворсовых ковров слагается из простых форм геометрических мотивов (прямые, зигзагообразные линии, треугольники, ромбы, многоугольники, спирали, крестики и т.д.), геометризированных растительных мотивов (листья, цветы, колючки и т.д.), зооморфных мотивов (собачки, лошадки, птицы, козлики и т.д.), антропоморфных мотивов (фигурки человека, отдельные части фигуры: глаз, рука, усы) и геометризированные формы небесных светил, предметов (звездочка, луна, солнце, вода, снег, земля, меч, лампа, сани и т.д.).

Многие элементы коврового орнамента имели конкретные названия, которые исходили из соответствия содержанию «яру бубу» – «цветок мака», «гъед» – «звезда», «гъил» – «рука» и др.Или от сходства с реальной действительностью «кацин пац» – «кошкин след», «мекер» – «чубчик», «кIирер» – «крючкообразный», «хаш» – «крест» и др. А некоторые мотивы назывались в зависимости от места расположения узора на ковре («юкьван фур» – «центральный медальон», «къерехъ» – «кайма») или даже от цвета («цIару къерехъ» – «пестрый край», «чIулав къерехъ» – «черный край»).

Цветовое решение ворсовых ковров является одним из ведущих компонентов композиции, где на фоне традиционного синего или вишнево-красного цвета располагался узор от 7 до 24 цветов и оттенков. Цветовая гармония ковровой композиции достигалась путем создания равновесия ярких и темных пятен, крупных и мелких деталей форм узора, на сочетания тепло-холодности. Особую выразительность, силу и звонкость основному цвету в узорах придает контурная линия черного или другого цвета.

Безворсовые ковры – это еще и великолепные лезгинские гладкие ковры «сумахи». По мнению исследователей, название этого ковра происходит от одноименного селения в Южном Лезгистане. Между тем лезгины эти ковры называют по-другому – «гам» (множественное «гамар»).

«Сумахи», как и ворсовые ковры, имеют утилитарное назначение и художественные особенности, которые иногда и превосходят последних. Особенность этих ковровых изделий – довольно большой размер, широкое использование в быту, в основном для покрытия пола, так как он мягок из-за подковрового слоя длинных шерстяных ниток, которые образуются благодаря технике плетения. Обычно «сумахи» ткут горизонтальными рядами стежков, переплетенных с нитками основы, а концы пряжи длиной около 10-12 см выпускаются с изнанки ковра.

Композиция «сумахов», как и ворсовых ковров, состоит из центральной части и бордюра. Обычно центральное поле занимают несколько основных медальонов с узкими просветами фона, которые заполняются редкими мелкими узорами. Медальоны бывают в основном ромбовидной ступенчато-образной формы, хотя встречаются и других очертаний. Вся центральная часть ковра замыкается бордюром, состоящим из ведущей широкой центральной каймы и сопутствующих вспомогательных полос. Традиционно широкая полоса бордюра решается более крупными однотипными элементами, разными по цвету, ритмически повторяющимися. Край ковра обычно завершается узором «кIекер» – «петушки», который образует динамичную замкнутую композицию.

Контурность и графичность геометризированного орнамента придают композиции «сумахов» строгий, сдержанный вид. Узорообразующие элементы «сумахов» имеют почти ту же основу, что и ворсовые ковры. Это геометрические формы (треугольники, ромбики, прямоугольники, квадратики, зигзагообразные фигурки, многоугольники и т.д.), стилизованные растительные мотивы (стебли, цветы, листья и т.д.).

Кроме этого, встречались схематичные изобразительные мотивы (кони, горные туры, всадники, фигурки людей, птицы). В узорах «сумахов» встречаются также мотивы, характерные другим видам народного искусства: S-образные узоры, кресты, меандр, звездочки и др.

Как и в ворсовых коврах, элементы узора «сумахов» имеют свои названия, в некоторых из них с трудом можно угадать сходство с реальной действительностью: «куьлегар» – «замок», «цацар цуьк» – «цветок колючки», «чапрасар» – «косые», «кIирер» – «крючки», «кIекер» – «петушки», «цIапурар» – «лопасти» и др.

Цветовое решение «сумахов» старинного образца включало около 24 цветов и оттенков, где преобладали теплые цвета: красно-коричневые, охристо-золотистые. Общая цветовая гамма решалась в сдержанных тонах. А в современных коврах преобладает колорит холодных сине-голубых тонов в сочетании с красно-коричневыми, вишнево- красными и красными цветами. Традиционными для «сумахов» являются темно-красный, темно-синий цвета фона.

Отметим, что современное лезгинское ковровое искусство – это не просто традиция, которую лезгинский народ соблюдает вот уже многие столетия. Для многих это уже смысл жизни, семейное ремесло, навыки владения которым веками передаются от одного поколения к другому, и от занятия которым они ни за что не откажутся.

Али Албанви
По материалам различных интернет изданий:
http://gulustan.ws/ http://www.studio-biz.ru/ http://yaran-suvar.ucoz.ru/ http://dugullooms.com/
25.02.2015 2205 1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
»»»
· Новое в библиотеках
· Новое на форумах
· Новое в комментариях
»»»
Виджет лезгинского языка:
образец справа, код здесь »»»
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
© 2013-2017 · Alpania-MezО нас | Информеры | Контакты | СсылкиХостинг от uCoz