Вход | Регистрация
  Алпанские языки Лезгинский Табасаранский Агульский Рутульский Цахурский Крызский Будухский Арчинский Удинский Хиналугский  
Главная » Статьи » Языкознание
В помощь учителю: звукоподражательные слова в лексике лезгинского языка

В данной статье раскрываются вопросы фонетического и структурно-морфологического анализа особенностей глаголов в системе лексики лезгинского языка и дается их классификация.

Звукоподражательные слова занимают в системе лексики лезгинского языка важное место, но, к сожалению, еще не стали объектом специального исследования. Среди звукоподражательных слов значительное место занимают глаголы. Господство глаголов объясняется обязательной связью звуков действительности с действием.

Звукоподражательные глаголы сравнительно легко опознаются и отличаются от обычных глаголов характерными для них фонетическими и структурно-морфологическими особенностями. Предметом нашего сообщения являются структурно-морфологические особенности звукоподражательных глаголов (ЗГ).

ЗГ лезгинского языка обычно состоят из двух компонентов: из звуко- и образоподражательной основы, несущей основную семантическую нагрузку, и вспомогательного глагола, выполняющего грамматическую функцию. Между этими компонентами утрачены грамматические отношения, характерные для сочетаний, состоящих из сказуемого и объекта.

В зависимости от структуры именного и вспомогательного компонента выделяются несколько типов или моделей ЗГ:

I. Основную и наиболее частотную группу ЗГ составляют модель, структура которой составляет звукоподражательный компонент + вспомогательный глагол переходной семантики авун (или его стяженная форма -ун) ‘де-лать, сделать’.

Лексический компонент данной модели может быть представлен различными структурами. Здесь выделяются:

1. Звукоподражательный компонент простой основы, ср.: гъугъ авун ‘рычать’, лерш авун ‘плескать’, мяв авун ‘мяукать’, пурр авун ‘спорхнуть’, чIигъ авун ‘скрипеть’, чIиш авун ‘сопеть’, шш авун ‘шипеть’.

Фонемная структура основ ЗГ данной модели может быть различной. Наиболее частотны модели СГС (цIиз авун ‘стрекотать’) и СГСС (тIеркь авун ‘щёлкать’).

В морфологическом отношении многие из подобных первичных основ лексико-грамматически представляются как имена существительные. Воспроизводя звуки и образы предметов и явлений, они стали названиями самих предметов и явлений. В то же время они имеют тождественную семную структуру с глаголами. Междометийные слова, которые в роли нераспространенного нечленимого предложения являются звукоподражательными, близки к ЗГ и синтаксически ведут себя как глагольные междометия, ср.: панхъ ‘бац’, танкь ‘бряк’, думп ‘грох’.

Простая основа некоторых ЗГ сочетается с опорным компонентом-аффиксом -рум, ср.: думрум авун ‘стучать’, дудрум авун ‘стучать’, гугрум авун ‘грохотать’. Наличие здесь общего звукового отрезка -рум позволяет считать их производными.

Звукоподражательные основы нередко осложняются аффиксом множественности -ар, ср.: гугрумар авун ‘грохотать’.

2. Вторую группу образуют ЗГ, основной компонент которых представляет собой повтор звуко- изобразительной или подражательной основы. Редупликация здесь выступает в нескольких видах:

а) наиболее частотны глаголы, именная основа которых представляет собой полное удвоение корня: куш-куш авун ‘наушничать; перешёптываться’, лерш-лерш авун ‘плескаться’, чIив-чIив авун ‘щебетать’.

б) повторение корня, при котором вторая часть начинается с ассимилирующего согласного: чIигъ-пIигъ авун ‘пиликать’.

в) повторение корня, при котором вторая часть начинается с согласного р: вишриш авун ‘издавать шорох’, жакьракь авун ‘скрежетать’, лешреш авун ‘плескаться’.

г) повторение корня, при котором вторая часть инфиксально осложняется сочетанием согласным р с гармонируюшим корневым гласным: чIив-чIирив авун ‘щебетать’.

д) удвоение корня основного комплекса с изменением корневого гласного во второй части: гьай-гьуй авун ‘шикать’.

е) удвоение комплекса с изменением финального корневого согласного во второй части: путпутI авун ‘бурлить’.

ж) удвоение корня с гласной огласовкой в конце первого комплекса: тахъа-тахъ авун ‘стучать’.

з) удвоение корня, сопровождающееся наращением согласного к началу первого комплекса: угь-цIугь авун ‘стонать’.

3. Отдельные образования содержат две основы, полученные от четырех корней посредством частичной редупликации: чакьракь-пакьракь авун ‘издавать стук’.

Встречаются мимео-изобразительные основы, употребляющиеся в структуре глагола только в удвоенном виде, ср.: пус-пус авун ‘сипеть’. Комплекс пус отдельно не имеет лексического значения, а повтор пус-пус для носителей языка ассоциируется обычно со значением ‘сопение’. Повторяющийся элемент многих из таких глаголов в своей неосложненной форме фонетически совпадает с другой лексической единицей, ср.: кушкуш авун ‘шушукаться’ и куш ‘лен’, лешреш авун ‘плескаться’ и леш ‘падаль’. Если здесь это простое совпадение, то в примерах ниже подобные компоненты этимологически связаны между собой, ср.: тIекь-тIекь авун ‘застрекотать; стрекотать’ и текь ‘помет’. С точки зрения истории отношения мотивация обнаруживаются и между повторяющейся основой ЗГ липIлипI авун ‘порхать’ и именем липIлипI ‘ястреб’, которое, по сути, представляет конверсионное преобразование основы.

Практически все подобные ЗГ имеют соответствующие осложненные аффиксом множественного числа -ар пары, ср.: цIив-цIив авун – цIив-цIивар авун ‘щебетать’. Аффикс -ар-, как правило, усиливает значение или выражает частотность, длительность или продолжительность действия, совершаемого кем-чем-л. или явления, ср.: къукърум авун ‘грохотать, произвести грохот’ и къукърумарун ‘грохотать (много)’, жакьракь авун ‘издавать звук скрежета’ и жакьракьар авун ‘скрежетать, скрипеть зубами (много)’. Подобные повторы также предполагают, что действие совершают несколько субъектов.

Нередко в глаголах вспомогательный глагол авун, как словообразовательная морфема, представляется в сокращенной форме, в качестве -ун, и фонетически сливается с именным компонентом, ср.: лархъун ‘шлепаться, хлопать, например, дверьми’ (лархъ - звукоподражание удару), чIепIчIепIун ‘шлёпать’ (чIепI - звукоподражание шлепку). Однако подобные глаголы все же сохраняют полноту и самостоятельность своей формы, ср. отрицательную или повторную форму указанных глаголов: лархъ тавун ‘не хлопать’, лархъ хъувун ‘хлопать еще раз, повторно’.

II. Некоторые ЗГ содержат в своей структуре в качестве служебного компонента переходные вспомогательные глаголы ягъун ‘бить’, акъудун ‘произносить’ и др. Например: цIур ягъун ‘скулить’, витI акъудун ‘говорить’. Как правило, основы подобных глаголов представлены простыми основами. Лишь в некоторых случаях они удваиваются, ср.: путпутIар ягъун ‘булькать’.

Некоторые основы факультативно могут употребляться и со служебным компонентом авун ‘делать’, ср.: тIампI ягъун – тIампI авун ‘щёлкать’, фуф авун – фуф аладарун ‘фыркать; сопеть’, уь-уь авун – уь-уь ягъун ‘кукарекать’.

Употребление различных вспомогательных глаголов с одной и той же основой, а также сходный набор компонентов ЗГ создают условия для образования слов с одинаковым или близким значением. Синонимия пронизывает всю категорию звукоподражаний, что, естественно, вытекает из их условного и приблизительного характера. К примеру, в следующих ЗГ различные, но сходные по звуковому оформлению именные компоненты создают синонимичные ряды, ср.: чIакьракьар авун – пакьракьар авун – тIекьрекьар авун ‘хрустеть’ (о хворосте); фуф авун – чIуф авун ‘фыркать’; цIив авун – цIугъ авун – цIур авун ‘пищать’.

Синонимия достигается также редупликацией основного компонента ЗГ, ср.: ларпI авун и лапIрапIар авун ‘плескать’, лерш авун и лешреш авун ‘плескать’.

Синонимы образуются также изменением гласных или согласных повторяющегося компонента, вставкой элемента -р- и т.д., ср.: вешреш авун – вишриш авун ‘издавать звук шороха’, чIив-чIив авун – чIирив-чIирив авун – цIив-цIив авун ‘щебетать’, чIакьракь авун – чIахрах авун ‘издавать хруст’, цIарапIар авун – цIапIрапIар авун ‘рябить’, чIарх-чIарх авун – чIихрихар авун – чIирх-чIирх авун ‘издавать хруст’. Ср. следующий синонимичный ряд, в котором представлены синонимы, различающиеся способами образования: цIизун – чIигъун – чIигъичIигъун – чIигъа-чIигъ авун – тIекь-тIекь авун – тIакь-тIакь авун – тIрр-р-р авун ‘стрекотать’.

В глаголах, образующихся по указанным схемам, общее значение, как правило, складывается из суммы значений составляющих частей, ср.: хуртI авун ‘шмыгать носом’ (шмыг делать), гьигьи авун ‘ржать, хохотать’ (хохот делать), хух авун ‘храпеть’ (храп делать), мяу авун ‘мяукать’ (мяу делать).

Некоторые же ЗГ потеряли внутреннюю форму. В результате они не воспринимаются как обозначение звучания, что в какой-то мере обусловлено и полной десемантизацией глагольного и именного компонента, ср.: луф авун ‘летать’, панз-панз авун ‘делить на лоскутки’, пуьркь авун ‘не попасть в цель’, пIуртI авун ‘способствовать исчезновению’.

III. В редких случаях введение мимео-изобразительных слов в класс глагола осуществляется при помощи служебного глагола хьун ‘быть’, который описательно выражает непереходную семантику, осложненную семой ‘случилось’, например: панцI хьун ‘фальстарт’, пуьркь хьун ‘не попасть в цель’, пIуртI хьун ‘исчезнуть’. В подобных глаголах фонетическая мотивированная связь между звуком и значением оказалась затемненной, ослабленной и даже на первый взгляд полностью утраченной. Некоторые из этих глаголов имеют соответствующие переходные пары, ср.: пIуртI авун ‘способствовать исчезновению’.

Звукоподражательные глаголы в зависимости от выражаемого лексико-семантического значения делятся на три большие группы:

1. Глаголы, обозначающие звуки, которые производятся животными, птицами, насекомыми: муу авун ‘мычать’, пурр авун ‘спорхнуть’, гъугъ авун ‘рычать’, гьав-гьав авун ‘гавкать’, чIув-в авун ‘прожужжать’.

2. Глаголы, обозначающие звуки, издаваемые человеком, ср.: хух авун ‘храпеть’, чIуф авун ‘засопеть’, уьъ авун ‘рыгать’.

3. Глаголы, передающие другие звучания окружающего мира - живой и неживой природы. Ср.: шир-шир авун ‘подражание шумно текущей воде’, луьркь авун ‘булькать (о воде)’, тах-тах авун ‘подражание шуму выстрелов’, тIакь-тIакь авун ‘тикать, издавать звук ‘тик-так’ и др.

В содержании многих ЗГ присутствует метафорическая образность, что предполагает включение одного и того же глагола в различные лексические группы. К примеру, ЗГ, выражающие подражания голосам животных, могут быть употреблены и для характеристики человека. Ср.: мурмур авун ‘мурлыкать’ и ‘ворчать, выражая недовольство кем-чем-либо (обычно – негромко, под нос, как бы сам с собой)’, фуф авун ‘сопеть’ и ‘фыркать’ (выражать недовольство). Когда речь идет о человеке, ЗГ, имитирующие звуки, издаваемые животными, приобретают деривационное значение речепроизводства. Таким образом, на лексико-семантическом уровне возможны модификации субъектов, употребление одного и того же ЗГ как по отношению к животному, так и к человеку.

В сознании человека существуют различные ассоциации, связанные с тем или иным животным и со звуками, которые эти животные производят. И, когда речь человека ассоциативно напоминает тот или иной звук, характерный для какого-либо животного, вполне естественно, что это продуцирует соответствующую положительную или отрицательную эмоциональную оценку той или иной коммуникативной ситуации. Если с животными, издающими соответствующие звуки, ассоциируются положительные качества, то данный ЗГ употребляется для придания положительной оценки коммуникативной ситуации. Если же ассоциируются отрицательные качества, данный ЗГ употребляется для придания негативной оценки.

Отчетливо просматривается метафорическое сходство и между значениями следующих глаголов: тIакь-тIакь авун ‘тикать’ и ‘стрекотать’, хух авун ‘храпеть’ и ‘засыпать’, чIарп авун ‘издавать звук щелчка’ и ‘бить, ударять с силой’.

Следует отметить, что в словарном толковании некоторых ЗГ не отмечен ряд сем, что требует совершенствования методики толкования звукоподражательной лексики.

Глубже понять смысловую структуру ЗГ помогает функциональный анализ, предполагающий анализ конкретного окружения, т.к. синтагматическое значение слова проявляется в совокупности его лексических и синтаксических связей. Практически все ЗГ выражают действие или процесс, в котором участвует только одно лицо или предмет. Актантом ЗГ, образованных посредством авун, служит эргативный падеж субъекта. Такие предложения характеризуются отсутствием реального объекта при субъекте в эргативе, ср: кицIи гъугъ авун ‘собака зарычала’. Слово, которое может быть признано здесь грамматическим прямым дополнением (гъугъ ‘рык’), с формально-грамматической точки зрения представляет собой знаменательную часть сложного глагола. Здесь утрачены объектно-предикатные отношения между глагольной и именной частью составного глаголя.

В редких случаях в предложениях с ЗГ может быть представлено два слова в эргативе, один из которых выступает в функции инструменталиса, ср.: за нери иш авуна ‘я высморкался’ (букв. я носом ‘иш’ сделал).

Лексико-семантические группы лезгинских звукоподражательных глаголов и их функционально-семантические особенности пока еще до конца не изучены. Задачей предстоящих исследований должны быть также фонетическое словообразование звукоподражательных основ.

Абдулмуталибов Н. Ш.,
кандидат филологических наук,
доцент кафедры дагестанских языков Дагестанского государственного университета

Использованная литература

1. Алиева H.H. Сопоставление синтаксических синонимов русского языка с эквивалентными конструкциями лезгинского языка // Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. Выпуск 2. Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2009.,

2. Айвазова Э.Б. Морфологические особенности и структура звукоподражательных слов в разноструктурных языках // Кавказский лингвистический журнал. Выпуск III - IV, Махачкала, 2010. С. 9-13.

3. Минъюй Вай. Исследование по звукоподражанию в современном русском языке. М., 2009.
01.09.2015 152 0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
»»»
· Новое в библиотеках
· Новое на форумах
· Новое в комментариях
»»»
Виджет лезгинского языка:
образец справа, код здесь »»»
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
© 2013-2017 · Alpania-MezО нас | Информеры | Контакты | СсылкиХостинг от uCoz