Вход | Регистрация
  Алпанские языки Лезгинский Табасаранский Агульский Рутульский Цахурский Крызский Будухский Арчинский Удинский Хиналугский  
Главная » Статьи » История
К вопросу об истории лезгинско-азербайджанских взаимоотношений

Считается, что лезгины и азербайджанцы никогда не воевали друг с другом. Это глубокое заблуждение. Война между этими двумя народами идет с первых дней, когда тюркские кочевники впервые появились в Лезгистане (середина ХIII в.) и фактически продолжается до нашего времени. Другое дело, что война эта принимала то открытые, то скрытые формы.



На первом этапе, продолжавшемся до начала XVI века, тюркские племена огузов (возможно, от лезгинского «агьуз агьузди, агъузбур» - т. е., «более низкого происхождения, стоящие на более низкой культурной ступени, менее цивилизованные, дикие»), вышедшие в середине XI в. из Средней Азии (т.е., которые там остались, называются сегодня туркменами) и осевшие в северо-западном Иране и в Малой Азии (Византия), предпринимали постоянные попытки захватить и соседний Ширван-Лезгистан. Но эти попытки каждый раз заканчивались крахом. Лезгины, составлявшие основное население Ширвана, каждый раз давали достойный отпор непрошенным завоевателям. Так продолжалось до монголо-татарского нашествия, принесшего народам Восточного Кавказа огромные бедствия. Завоевание монголо-татарами Лезгистана перевернуло нормальный ход истории народов региона. Хотя ширваншахам удалось сохранить престол, признав вассальную зависимость от Хулагуидов, ширванская степь и предгорья от Дербента до Куры на долгое время стали ареной боевых действий между двумя монгольскими государствами, граница между которыми проходила как раз по Дербенту, а в перерывах между боевыми действиями эти земли превращались в пастбища для боевых лошадей монголов. Именно в этот период и появляются в Ширване первые тюрки-кочевники из северо-западного Ирана. Возможно, монголы специально привлекали их для ухода за своими лошадьми на пастбищах, так как, надо полагать, являясь кочевниками, они были хорошими коневодами. На такую мысль наталкивает и то обстоятельство, что лезгины до сих пор называют современных азербайджанцев двояко - «мугъул»ами и «цIап»ами. Первое название - «мугъул», несомненно, связано с монголами, благодаря которым как было показано выше тюрки-кочевники и появились на Восточном Кавказе (нельзя забывать также об этническом родстве монголов и тюрков). Второе название - «цIап» (множественное число - «цIапар») в переводе с лезгинского означает лошадиный помет, лошадиная «лепешка», что связано с основной деятельностью тюркских кочевников - животноводством (одеколоном, конечно, от них не веяло). Однако, получение возможности кочевать со своими стадами по Ширвану, отнюдь, не означает, как это пытаются доказать азербайджанские историки, что пришельцы сразу же начали играть какую-то роль в государстве, и что почти невозможно, стали в Ширване доминирующим населением.

Второй этап наступил в середине XV - в первой половине XVI вв., когда в Лезгистане появились орды тюркских (азербайджанских) шейхов Джунейда, Хайдара и, наконец, Исмаила из северо-западного Ирана. Первый был разгромлен и убит на берегу реки Самур, второй - в Табасаране. Последнему, Исмаилу, удалось завоевать Лезгистан (Ширван) и с этого времени начинается эпоха господства тюрков на Восточном Кавказе. Исмаил положил начало тюркской династии Сефевидов. Поначалу государство Сефевидов было чисто тюркским (все руководящие посты занимали тюрки-кочевники, которые называли себя кызылбашами), и лишь затем в первой половине XVII века оно превратилось в тюркско-персидское, когда шах Аббас I был вынужден из-за непрекращающихся междоусобных распрей между полудикими тюркскими кочевыми племенами привлечь в руководящие органы для спасения своего государства более цивилизованных и покладистых персов. В середине XVI века была окончательно ликвидирована ширванская государственность, когда был уничтожен последний из ширваншахов. Лезгинская топонимика повсеместно начала принимать тюркские формы. Уцелевшее от террора и гонений местное коренное лезгинское население стало перебираться на север, в горы. Именно в этот период на территории современного Южного Дагестана появляется область Кюра, жители которой (кюринцы или куринцы) в большинстве своем, по всей видимости, были переселенцами из Южного Лезгистана (с берегов Куры).

Однако это не означает, что лезгины смирились с захватом своих земель тюркскими завоевателями. Лезгины не раз поднимались на борьбу со своими поработителями. Крупные вооруженные выступления против кызылбашев (предков тех, кто сегодня называет себя азербайджанцами) были отмечены в 1545, 1548, 1549, 1554, 1559-1560, 1577, 1578, 1614, 1616, 1645, 1659-1660 гг.

«Ставя своей целью религиозно-культурную ассимиляцию и духовное закабаление коренных жителей, - писал дагестанский историк А. Тамай, - сефевиды с самого начала их захватнической войны проводили политику шиитизации страны. Обряды в суннитских мечетях заменялись шиитскими с применением подчас вооруженной силы. Такими средствами шиизм пробивал себе путь в далекие суровые суннитские ущелья, в важные стратегические пункты. Особенно больших успехов он добился в богатых городах ширванской плоскости: Шемахе, Дербенте, Баку. Этим объясняется, почему многие районы и города Ширвана, и в частности Дагестана, исповедует в наши дни шиитский толк ислама. Свидетелем кызылбашской тирании и террора служит далекий лезгинский аул у седой горы Шалбуздага Мискинджи, который в окружении суннитских гор и ущелий едва ли принял шиитскую веру сефевидского Ирана по доброй воле. Политика шиитизации должна была в то же время служить для захватчиков средством усиления антагонизма между пришлым и коренным населением».

В осуществлении политики шиитизации и тюркизации лезгин сефевидско-кызылбашские власти не гнушались ничем, вплоть до физического истребления тех, кто отказывался принять новую веру. Население многих городов и сел Ширвана подвергалось дикому разгрому и поголовному истреблению. «Всё это в то время, - возмущается очевидец всего этого Кючюк Челеби-заде,- когда тут же рядом в церкви христиане свободно и без всякого препятствия исполняли свои обряды».

Это вызывало недовольство и возмущение не только среди суннитского духовенства Лезгистана, но и со стороны широких народных масс. Недоверие ко всему кызылбашскому доходило до того, что местное население, как сообщает другой автор XVIII века Эвлия Челеби, «брезгало вести с ними (с шиитами - кызылбашами - А.) торговые связи, когда рука об руку обменивают свой товар с русскими христианами».

В начале XVIII века началось ещё одно восстание, переросшее затем в организованное освободительное движение под руководством легендарного сына лезгинского народа Хаджи-Давуда Мюшкюрского, направленное против азербайджанско-персидских захватчиков. К началу 1722 года почти весь Лезгистан был освобожден от оккупантов. Только Баку и Дербент оставались в их руках. Нет сомнения, что Хаджи-Давуд освободил бы и эти два последних бастиона иностранного господства в Лезгистане, но вмешательство России (так называемый Персидский поход Петра I),а затем и Османской империи в события в регионе, практически свели на нет все успехи восставшего народа в предшествовавший период. После предательского пленения Хаджи-Давуда турками в 1728 году весь Восточный Кавказ снова оказался во власти иностранных захватчиков, с той лишь разницей, что азербайджанско-персидских сменили турецкие и русские. Особую страницу лезгинско-азербайджанского противоборства составляет период походов кровавого Надира на Восточный Кавказ в середине 30-х - начале 40-х годов XVIII века. Надир происходил из тюркского кочевого племени афшаров, потомки которого также именуют себя сегодня азербайджанцами. Несмотря на все старания, Надиру не удалось вернуть лезгин под власть тюркско-азербайджанских поработителей. Но эта победа очень дорого стоила лезгинскому народу. В результате непрерывной борьбы и бесконечных восстаний численность лезгин сократилась, по крайней мере, вдвое. Значительно уменьшился и ареал расселения народа. Но, тем не менее, эта победа над грозным врагом дал еще один шанс лезгинскому народу восстановить свою государственность. Такая попытка во второй половине XVIII века была предпринята Фет-Али ханом Кубинским, происходившим из лезгинского рода мазинских эмиров. Но в условиях напряженной международной обстановки и жесткого противостояния между Россией, Османской империей и Ираном, она была обречена на провал. Но, несмотря это, лезгины по-прежнему оставались доминирующим народом в регионе.

Третий этап лезгинско-азербайджанского противостояния наступает с начала XIX века, когда Лезгистан оказался в составе России. Казалось бы, это должно было остановить экспансию азербайджанских тюрков в стране. Однако этого не произошло. И вот по какой причине Россия, считавшая своим главным противником на Востоке Османскую империю, проводила на захваченных территориях ярко выраженную антисуннитскую политику. Подтверждением тому - полное уничтожение таких крупных северокавказских суннитских народов, как убыхи, шапсуги, бжедухи, геноцид против ногайцев, черкесов, адыгов, абхазцев, сильно повлиявшее на их численность. Еще со времен Петра I лучшим средством укрепления своих позиций на завоеванных территориях Россия считала увеличение в них христианского населения за счет уменьшения количества мусульман-суннитов. Ещё в мае 1724 года Пётр указывал «...стараться всячески, чтоб армян призывать и других христиан, ...а басурман зело тихим образом, чтоб не узнали, сколько возможно убавлять, а именно турецкого закона (суннитов)». Подобная политика дискриминации и геноцида суннитского населения, фактически подхваченная русскими императорами у сефевидских шахов, приводила к уменьшению численности лезгин на территории современного Азербайджана и Южного Дагестана, в частности, в таких городах, как Баку, Шемаха, Куба, Дербент и других в XIX веке, т.е. после присоединения Восточного Кавказа к России лезгины перестали быть доминирующим народом в регионе.

Надо заметить, что политика царской России на протяжении XVIII-XIX вв. приводила не только к увеличению на территории Закавказья христиан, но и шиитов. Россия видела в шиитском Иране своего естественного союзника в противостоянии с суннитской Турцией. По этой причине граница с Ираном не была закрытой. Практически на протяжении всего ХIХ и начала ХХ века, особенно после начала освоения бакинских нефтяных месторождений, происходила массовая эмиграция шиитов из Ирана (главным образом - тюрков) на территорию современного Азербайджана. Но, несмотря на это, к концу XIX века тюркские племена, которые тогда все - ещё не имели самоназвания и чаще всего назывались обобщенно - «татарами», по официальным данным составляли лишь чуть более 30% населения территории современного Азербайджана. При этом в эти «тридцать» наверняка входили и многие представители других народов, свободно говоривших на тюркских диалектах. Остальное население составляли местные народы - лезгины, таты, талыши, армяне, а также более поздние русские переселенцы. Одновременно не прекращался процесс тюркизации лезгин и других мусульманских народов и колонизации их земель. Но, если в XIX веке этот процесс происходил во многом стихийно, то в ХХ веке он принимает уже глобальный характер, так как он стал проводиться на государственном уровне. Связано это было с победой Советской власти в России. Большевики, мечтавшие о мировой революции, занявшись национальным строительством, решили, что в Закавказье им нужна большая тюркско-шиитская республика. Тем самым создавался плацдарм для переноса революции в соседний шиитский Иран, где, как известно, в северо-западных районах проживает большое количество тюркского населения, а также этнически близкую и Турции. После этого был дан зеленый свет полномасштабному процессу тюркизации всех мусульманских народов, проживавших на территории вновь созданной республики. Широкое распространение получила идеология пантюркизма. Именно по этой причине не был решен вопрос по воссоединению разделенного лезгинского народа, а населенный преимущественно армянами Карабах был передан в состав Азербайджана. Для искусственно созданного таким образом народа путем грубого искажения и открытой фальсификации исторических фактов была написана и «своя история». Вся история проживавших на территории республики народов была объявлена тюркской, т.е. азербайджанской. Дошли до того, что сегодня на официальном уровне отрицается даже сам факт проживания когда-либо на территории республики нетюркских народов.

За все годы Советской власти пантюркистски настроенное руководство Азербайджана проводило политику, направленную на оказание политического и экономического давления на все нетюркские народы, формируя новую нацию - «азербайджанцы». Лучшие представители лезгинского народа даже в самые мрачные годы Советской власти не раз поднимали свой голос в защиту элементарных прав своего народа. Так, ещё в конце 50-х годов XX века представителями лезгинской интеллигенции было создано литературное объединение «РикIин гаф» («Сердечное слово» или «Зов души»), жестоко репрессированное в 60-е годы. В 1967 году была создана подпольная организация «Лезгинская автономная республика». В начале 70-х годов в ДГУ появилось студенческое объединение «Чистые сердца» («Михьи рикIер»), где обсуждались проблемы разделенного лезгинского народа. Группа была разогнана, а его участники были исключены из университета. В конце 80-х годов возникло движение «Садвал», объявившее своей целью объединение разделенного народа. В середине 90-х годов несколько десятков активных членов движения «Садвал» по надуманным обвинениям были арестованы на территории Азербайджана и посажены в азербайджанские тюрьмы, где они до сих пор и томятся. Такую же политику, но в ещё более изощренной форме, проводят и нынешние руководители так называемого «демократического Азербайджана». К сожалению, эту политику, направленную против лезгинского и других дагестанских народов, полностью поддерживает сегодня и руководство Дагестана.

Таким образом, лезгинско-азербайджанское соперничество имеет многовековую историю. Навязанный в годы Советской власти тезис о «дружбе и братстве» лезгинского и азербайджанского народов не имеет под собой исторической почвы. История взаимоотношений этих двух народов показывает, что они находились в постоянном противоборстве, так как между ними шла непрерывная борьба за жизненное пространство. До присоединения Восточного Кавказа к России эта борьба шла с переменным успехом. Но, несмотря на это, лезгины до начала XIX века продолжали сохранять доминирующее положение в регионе. Стратегические интересы царской России на Востоке в течение всего XIX века способствовали возобладанию тюрков в регионе. В XX веке пришедшее к власти большевистское руководство со своими бредовыми идеями о «мировой революции» полностью склонило чашу весов в пользу тюрков. На части территории исторического Лезгистана была создана республика, руководство которой придерживается профашистской идеологии пантюркизма, направленного на выдавливание и уничтожение всех нетюркских народов. Сегодня после распада СССР эта республика превратилась в отдельное государство. Другая часть Лезгистана была включена в состав Дагестана. Лезгинский народ оказался разделенным на две части и в обеих частях объединенными усилиями был доведен до состояния бесправного национального меньшинства. Лезгинские районы в обеих частях сегодня находятся на грани гуманитарной катастрофы, а народ в целом на грани исчезновения. Это результат той политики, которую под лживыми лозунгами «братства и дружбы народов» находясь в сговоре, проводили руководители Азербайджана (эти и сейчас проводят) и Дагестана по отношению к лезгинскому народу.

Абдул Хаким
«Голос народа», Махачкала, июнь 2007 г.
18.06.2015 243 0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
»»»
· Новое в библиотеках
· Новое на форумах
· Новое в комментариях
»»»
Виджет лезгинского языка:
образец справа, код здесь »»»
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
© 2013-2017 · Alpania-MezО нас | Информеры | Контакты | СсылкиХостинг от uCoz